Потерпи, осталось совсем немного! Дело номер жизнь

Итого меня хватило на несколько месяцев работы “на будущее”, “на карьеру”. Это все, что можно сказать. Помимо того, с каким наслаждением я бросил на стол к директору заявление. Он начал что-то говорить про перспективы, про рост. Я смотрел на портрет Путина на стене и не слышал ни слова. Потом директор сказал, со скорбью на лице:

Не умеете вы работать. Пустое поколение. Мы вот умели! Вся страна на нас только и держится! Раздолбай, чего ты молчишь? Чего ты делать то будешь, кому ты нужен такой!? – видно было, что ему безумно хочется поучить меня жизни.

А вы жить разучились. – я сказал это довольно безразличным тоном и посмотрел ему в глаза. Он выпучил глаза и стал похож на здоровую жабу. – все что нужно – бабки, власть, тачку покруче. Ваш мир стар, уродлив и не имеет смысла. Ни красоты, ни жизни – вы как животные. Тупые и бесполезные. Ни хера толку нет от вас и этот мир вы всю свою жизнь просто жрете, ничего для него не сделав.

Ты сопляк, бл*. – сказал директор, и больше я ничего не стал запоминать.

Как дела? – спросила меня вечером мама, когда я, еле успев на последнюю электричку, приехал домой. Она улыбнулась мне и, подойдя, взяла у меня сумку. Впервые за долгое время я ответил: Хорошо мам).

Потом мы сидели за столом. Мама читала какую-то книгу, я ел гречку с соевым соусом и зеленым горошком. Я смотрел на маму и понимал, всей душой впитывая и раскрывая в себе это знание, что мама всегда будет желать мне только хорошего. Мне не хотелось ее огорчать, никогда не хотелось. И я всегда хотел, чтобы она мной гордилась..

Мама, представляешь, сегодня научился пользоваться станком, который микросхемы вытачивает. Ну эти, - сразу же потупился я и стал исправляться – силиконовые пластинки для микросхем в смысле.

Здорово Мишка, это хорошо. Глядишь и научишься чему-нибудь. И интересно будет! – мама сказала с воодушевлением, но, по-моему, книжка была ей интереснее и я скоро поблагодарив маму за вкусный ужин, поцеловав ее и пожелав спокойной ночи, пошел к себе в комнату.

Лежа в кровати, я смотрел в потолок и вспоминал институт, последний курс и параллельно набирал сообщение Виталику. Надо устроится на работу. Ни с того ни с сего я вспомнил Новогоднюю ночь. Стало страшно и тоскливо.

Виталик, я уволился. – отправить. После нескольких попыток выложить свои чувства в диалоговом бело-голубом окне пришла мысль, что лучше быть простым и честным.

Как все прошло? – он будто сидел и ждал сообщения именно от меня, потому что прочитано было мгновенно и почти сразу же стал набираться ответ.

Если честно, я думал будет лучше. Но так как я давно об этом думал – пойдет. Ух, хз что и думать теперь. Прям вот вообще хз. Как у тебя дела?

Не ходи вокруг да около, чел. Лучше спроси.

Что спросить?

А ты спроси. Просто спроси.

Ты думаешь?

Да. Спроси, говорят тебе!

Можно мне к вам пойти работать?

Да. Приезжай в понедельник на собеседование.

Что, так просто?

Миша, я тебе еще полгода назад говорил об этом. Ты же совсем другой человек, романтик, раздолбай. Куда тебе на предприятие идти, мм?

Спасибо Виталик, спасибо, бл*!

Не за что)). Я на самом деле очень рад, челик. Бтв! Написал сегодня стихотворение. Выпей, прочитай и иди спать. Скоро увидимся)).

Из холодных острых стальных рельс,
Из проводов, переплетенных в небе,
Из нервной походки,
Тихого голоса и робкого дыхания 
Воздух в городе получается -
Человеческая среда обитания.
Пьяный спит в порту у незамерзающего моря 
Улыбающийся тупой бездомный.
Поправляя белый воротничок, 
Едет на рублевку не рядовой чиновник, 
Галстук завязывая в тугой узелок. 

Что за блядское развлечение - самокопание.
Сегодня я камень оплёванный у обочины, 
завтра плитка на красной площади. 
Ничего не стоят мои эмоции, 
Заглушаемые ночами распитием алкоголя.
И нет никакой разницы, 
В костюм ли одет или в грязные тряпки. 
Все бороздят на равных условиях 
Человеческую среду обитания, 
Дышат одинаковым воздухом. 

Мне бы как-то достать из груди своей.
Образы чиновников, бомжей, бездарностей
Пуст вонзаются в меня рельсы и провода
Я хочу своими глазами смотреть на море людей.
И не зная образцов, не помня других творителей 
Чувствовать их.
Грызть бумагу, рыча в пьяном прозрении, 
Что каждый рожден создавать шедевры. 
Под моим пером спит у моря нищий чиновник, 
Шевелит губами во сне счастливо.
Едет бомж в мерседесе с класса,
Мечтает о передозировке барбитуратами. 

Каждый дышит отравленным городом 
Был рожден каждый стать подонком 
Пить, шляться по улицам, матом орать на прохожих,
Стихи писать своими слезами и кровью.
И неважно о чем мы думаем 
В тишине наших тёплых спален,
На холодных камнях засыпая,
Или на перине лебединого пуха.
Все это - воздух, провода и рельсы 
Земля наша обетованная 
Человеческая среда обитания.

Я выпил, прочитал и лег спать. Стихотворение мне совершенно понравилось. In vino veritas, in aqua sanitas.

На следующей неделе, вместе с Виталиком, мы приехали в клуб-ресторан, где он работал. Паша, как оказалось, уже был обо всем в курсе. Мы поговорили о том, о сем. Потом я рассказал, что делал, где работал, что-то еще о себе. И на следующий день уже вышел на работу, поначалу уборщиком зала. Было непривычно все время чем-то заниматься после болота уныния типографии. Я сильно уставал, но знаете.. Насколько же лучше уставать на работе, все время с кем-то общаясь, что-то делая и над чем-то угорая, чем приходить после нескольких часов в пыльной каморке домой и задавать себе вопрос: а были ли вообще эти часы..?

Через какое-то время все ребята вокруг стали знакомыми, ритм стал привычным. Но вот в рутину все это не скатывалось. Каждый день происходило что-то новое. Несколько раз я ронял тарелки, один раз облил мужчину с бородой греческим соусом с чесноком. Это было ужасно, но юмор Паши, помощь Виталика и мое искреннее желание быть хорошим коллегой преодолели все передряги. В скором времени я стал получать чаевые, а спустя месяц понял, что работая официантом заработал больше денег чем за два месяца ранее.

Мы сидели с другом в парке около речки вечером, в середине марта. Пили Старого мельника. Солнце садилось понемногу, воздух был холодный, но лучи уже начинали греть. Красивая погода, и, что немаловажно, умеющая говорить. Вообще это прикольное ощущение, когда мир пытается что-то сообщить двуногим муравьям, топчущим его тело. Слушайте солнечные лучи, закатное небо и шум воды. Такие дела.

Я тут подумал, что-то я подустал. – медленно протянул Виталик, отхлебнув пива и, прищурившись, смотря на мартовское солнце.

Мммм?

Ну знаешь, тут хорошо, и в Москве неплохо. Но вчера сидел на гугл картах, смотрел разные виды. Блин, красиво, знаешь.. Столько мест классных. Хочется своими глазами посмотреть хоть что-то.

А почему ты сейчас про это подумал?

Да откуда же я знаю.. Подумалось. Просто если подумать, что вообще важно.

Ну хз, деньги есть вроде, можно еще подкопить и сгонять куда-нить.

Пофиг на деньги, чувак, это вообще не важно. Деньги путешествие настоящее только упрощают и делают скучнее. Нет бабок – приходится думать, как-то выкручиваться, хз, бутылки собирать или на одной ножке стоять на улице. Это забавная иллюзия, что для путешествий нужны деньги.

Блин, ну ок, ок. Как скажешь. Поехали как есть. А куда?

Хз. Думать надо.