Наедине с вечностью. Дело номер жизнь

Они шли рядом. Осень, серые огни любимых улиц. Все эти переулки, шоссе, тротуары, тупички и аллеи они много раз прошли вместе. Они держались за руки, но руки были холодными. На небе догорал закат. В сентябре закаты всегда прекрасные.  В воздухе ещё пахнет летом, но от ночей уже тянет холодом.

Прости, - сказал он, - но я ведь не виноват..

Я знаю. Не проси прощения. Просто я не хочу плакать, поэтому молчу. - её голос звучал подчеркнуто сухо и отрывисто.

Понимаешь, мы ведь не виноваты. И ничего плохого не сделали друг другу, бог видит.

Не говори мне о боге. - впервые за последние дни в её голосе послышалась злость. - Не смей. Я не хочу чувствовать ненависть. Мне и так тяжело. Я спрошу в сотый раз. Врачи уверены? И сам ты как считаешь?

Я не верю врачам, но рентгеновские снимки разбирать, к сожалению, умею. Хотя "счастье в неведении " - это не для меня. Если так, то так.

 Что мы будем делать? Что я буду делать? Что ты будешь делать?

Мне предлагали операцию.. я не буду этого. К черту. Собирать гребаные деньги, постить жалостливые посты, нет, ни за что. Да и вероятность остаться дауном страшно пугает. Лучше умереть в здравом уме, чем жить дебилом.

.......

Не плачь. Прости,  я больше не буду говорить про это. Давай вместе проведём это время, радуясь друг другу?

.......

Я забронировал маленький домик в лесу, в глухомани. Поедем завтра?

Хорошо.

Пойдем уже домой, мы все равно уже ходим по кругу. Да и устал я..

Раньше ты не уставал так быстро.

Уставал, я всегда был ленивым. - закуривает. - хочешь?

Да, давай.

Все равно мне хорошо с тобой, мне просто замечательно с тобой. Я счастлив, что ты - рядом. Улыбнись, мы вместе. Что то подсказывает мне, что мы не расстанемся. Не разлучимся.

Вкусные сигареты, можно ещё?

На здоровье.

Шути, шути, пока можешь.

 

Вечер, уже поздний. Они голые лежат рядом. Они улыбаются. Каждый раз любовь даёт им хорошее настроение и силы. Они знают - все будет хорошо. Иначе и быть не может.

Помнишь, как мы смотрели на горы вместе?

я никогда этого не забуду.

У тебя очень смешно ещё волосы торчали, вихор такой глупый.

Да, правда. А ты ловила в ладошки солнце, помнишь?

Давно блин уже было.

Ничего, ещё съездим.  А правда хорошо здесь?

Мне нравится, только я шампунь забыла, так хочется голову помыть.

Помой моим, я взял.

Знаешь, ни за что не соглашался на терапию.. я с ума сойду если ты потеряешь волосы..

Я тоже. Нахрен терапию.

Хочешь чтобы нибудь?

Да, я чаю бы выпил.

Давай я сделаю тебе чаю и принесу булочек, а ты мне сделай массаж, ладно?

С радостью, солнышко.

......

Тебе приятно?

Ты знаешь что да. Я обожаю твои руки.

Спасибо.

.......

Я думаю, думаю, думаю. Устала уже от мыслей..

Я гоню их прочь, стараюсь, по крайней мере. Иначе голова начинает болеть ещё сильнее.

Знаешь, я точно хочу и сейчас быть с тобой. Никого не хочу на твоём месте видеть, никого. Даже...

Что даже?

Ты знаешь что.

Боюсь что да. - он сказал это довольно грубо и вместе с тем грустно. - боюсь что знаю.

Я не смогу. У тебя лишь один вариант. Вылечится.

Зато у тебя их больше.

Иди к черту. У меня столько же вариантов.

Нет, это не так. Возможно тебе придётся смириться. И привыкнуть.

Заткнись.

Послушай меня...

Заткнись, блять! Я не буду смириться,  не буду терпеть, не буду надевать чёрное дерьмо, не буду ходить с траурной кислой мордой и сидеть вечерами смотреть на фотографии с моря, с гор, с Питера,  с концертов,  с тобой!!! Или все будет как прежде, или не будет ничего! Вообще НИ ЧЕ ГО!

......

давно ты  так решила. .?

А ты сам, как бы поступил, лицемер? Испугался бы? Ходил бы один? Привыкал, постепенно забывая меня, к одиночеству?  А потом, разумеется, нашёл бы себе такую же несчастную одинокую страдалицу и радостно начал бы трахать её, демонстрируя всем своим видом тяжёлое и вечное горе!?

Не знаю.

Знаешь, знаешь, чертов лгун! Ты знаешь. Ты никогда не умел быть смиренным и скромным. И ты бы не испугался!

Господи, как же мне страшно..

Не бойся, сейчас - не бойся. Я здесь, здесь, я рядом. Положи руку мне на грудь. Сожми. Пожалуйста. А теперь.. теперь забудь про все.

Как я люблю тебя, как я люблю тебя.

Не плачь. - она и сама плачет, слезы колючие и дорожки на щеках делают её прекрасной, прекраснее всех на свете. - хотя я сама плачу...

Я не хочу чтобы ты ушла со мной.. но с другой стороны, я не могу, не могу оставить тебя!! Я не могу уйти без тебя.

Я обещала тебе, что мы вместе будем. Вот мы и.. будем.

Всхлипывая, дрожащим голосом они шепчутся в темноте... голые, совсем беззащитные. Прижимаясь друг к другу греются. А за окном шумит лес, шумит осень. Их последняя осень.

......

Прошел октябрь жёлтыми листьями и чёрными ветками. Прошел ноябрь холодными и темными вечерами. Новый год был весёлым, хоть и немного, чуть-чуть несчастным. Все делали вид, что все в порядке, желали друг другу счастья и здоровья, благополучия и удачи.

Он ослеп на один глаз. Это случилось совершенно неожиданно. Голова будто бы попала под пресс, затрещали глазницы, сжались зубы, через все нейроны прошла боль. И потом, когда все вроде как прошло, мир стал для него уже.

Она пожалела его.. гладила его по щекам, целовала ему руки. А потом бессильно рыдала, сидя на краю ванной. Потому что теперь было ясно - конец уже совсем близко, и врядли придет весна.

Дни снова полетели. Он писал, писал, писал. Воплощал на бумаге свои мысли, периодически поправляя чёрную повязку на ставшем ненужным глазу. Ему хотелось оставить после себя хоть что то, он не верил, что так может быть. .. вот он, молодой, веселый и довольно амбициозный парень. Но уже мертвец. Каким ужасным холодом веяло от этих слов.

Январь был хорошим, хоть и полуслепым. Первые дни февраля тоже, стало довольно тепло и они гуляли каждый день, по много часов. Они вернулись обратно, в Москву и снова ходили по любимым аллеям, тротуарам, проспектам и улочкам. Через неделю он слег. Просто силы вдруг ушли. Он хотел быть сильным, хотел быть мужчиной, но иногда кричал от боли и не мог спать. Сроки истекали.

Несколько раз вызывали скорую. Уколы обезболивающего, сочувствующие взгляды, редкие шутки и слова поддержки.

Она ждала. Это должен был быть его первый шаг.

 Двадцать восьмого февраля он неожиданно встал с постели, где провел последние недели.

Она сильно похудела в последнее время, устала и мало спала. Но сколько радости и силы было в ней в тот момент, когда она подбежала к нему и не обняла, схватила его, прижала его к себе. Он пошатывался, бледный и осунувшийся с небритым серым лицом. Но улыбнувшись, стало видно, что это - совсем молодой, лет двадцати парень, с любимой и нежной подругой. Стало видно, что все у них хорошо.

Пойдем в душ?

Да, пойдем. Хочешь я потру тебе спинку?

Да, спасибо, хочу.

Как ты себя чувствуешь?

Хорошо, а ты?

Бывало лучше. - они посмеялись, скинули одежду и пошли в душ.

Как же от меня воняет..

Ты лежал столько времени, это не удивительно.

Ну да хватит лежать..

Да, правда?

Да.

Воздух наполнился запахом свежести, шампуня, мыла и духов. Они смеялись и плескались, хоть ванная и маленькая в этих типовых квартирках. В каждом их прикосновении друг к другу было столько нежности, столько тепла и ласки что, казалось, никто не может быть настолько счастливым насколько выглядели счастливыми они. Нужными друг другу. Преданными друг другу.

Потом они сидели на полу, пили чай и смотрели друг на друга. Они казались такими маленькими со стороны огромных многоквартирных и многоэтажных зданий северо - запада Москвы.. одно окошко посреди миллионов.

Пора, - сказал он. - эх, есть хочется, но не стоит.

Я люблю тебя, - сказала она.

Он потянулся к ней и неловко задел чашку с чаем.  Она бросилась к нему в объятия, сжала его и зарыдала.. навзрыд, во всю силу, с отчаянием, горем и бесконечной любовью. Он тоже плакал. Сил почти не осталось в его некогда сильном и здоровом теле и перед глазами летели бесконечной вереницей те прекрасные, счастливые дни, которые они прожили вместе.. горы, море, солнце, закаты, рассветы,  Питер.. все то, что они любили вместе. Она вспоминала все, что они пережили, чувствовала его, жалела его, впитывала его в себя, и повторяла, повторяла его имя.. он молился. За нее, за себя, за маму и папу, просто молился.. плакал и повторял её имя, снова и снова..

Слёзы вытекли все, без остатка. Слов тоже не осталось. Время истекало. Солнце катилось по небу, как обычно но быстрее...

Пойдем одеваться, - сказал он.

Что мне надеть? - спросила она.

Ты во всем очень красивая, но надень джинсы и ту курточку, в которой мы..

Я помню, хорошо.

Она чуть надушилась, оделась, поправила прическу и накрасила губки. Потом, улыбаясь, нарисовала на зеркале сердечко прямо на их отражении. Он завязал шнурки, одернул и улыбнулся её отражению в зеркале.

Пойдем?

Да, пошли.

Ключик понадобится только один. Ни на секунду не разжимая руки они закрыли двери своего уютного тёплого и родного домика. На тринадцатом этаже жильцы не закрывали двери на пожарную лестницу.

Совсем чуть осталось, все хорошо?

Да, солнышко, пойдем.

14 этаж.

15 этаж - он споткнулся, и она взяла его под руку.

16 этаж - они остановились передохнуть. Он очень устал, и когда отдохнул, с любовью взглянул на нее и она улыбнулась в ответ..

17 этаж - тяжело, но немного легче..

18 этаж - шаг, ещё, ещё. . Без неё он бы не справился.

Вот и все.. они пришли.  Она заранее распилила замок, поранив пальцы, но он бы сейчас не смог этого сделать..

Ветер в лицо, солнце, воздух.. Слышен шум машин, слышны гудки и голоса. Все это - весна. Все это жизнь. Чего стоит все остальное, а!?

Что стоят планы, империи, правительства в тот момент, когда понимаешь - это конец. Что стоят деньги, законы, будущее, когда время истекло.. стрелки сошлись и вам будут смотреть вслед. Обернуться не выйдет. .

Закурили. Пусть горят легкие. Говорят, ТАМ они уже не нужны. Пусть горит тело. Оно и так лишь оболочка, актерский реквизит на великой сцене жизни. Пусть горит душа. Скоро будет получен ответ на самый главный вопрос - а что дальше? Что ТАМ, за гранью? Что скрывается за лучами закатного солнца? Смотрите, холодные вечные звезды. Смотрите, города и страны.  Смотрите,  боги и демоны. Они уже свободны от вас. Он и Она более не в вашей власти. Для них есть лишь их любовь и крыша...

Пойдем...?

Да, пойдем...

 

Я всегда был любопытным, и моё любопытство взяло верх над чувством такта в тот день, когда я впервые увидел эту худую, прекрасную и очень грустную девушку, пилившую замок.. и сегодня я почему то пришёл пораньше.

Когда я увидел его, я все понял. В один миг мне открылось - что значит для них эта обычная крыша одного из тысяч типовых многоквартирных домов юго - запада Москвы. Мои руки задрожали. Из глаз потекли слезы. В этот миг я видел вечность.. я видел их любовь, видел их свет... и видел вечную тьму, что прячется там, за горизонтом. Я боялся спугнуть их, боялся смотреть на них и боялся причастится к их бесконечному, невероятному одиночеству. Я боялся встать так, как стояли, обнявшись они, вместе - наедине с вечностью...

Потом я лежал на остывающей крыше. Пошел дождь, и он смывал с моего лица слезы, которые текли, текли, текли, текли...

Я плакал и кричал и рыдал. Я хотел, чтобы вдруг она подошла ко мне и спросила - что с тобой, мальчик? И чтобы он протянул мне руку и помог встать. Но я был один. Они ушли..

Меня нашли люди в форме, с опустошенными и горькими лицами. Они молчали но взяли меня с собой. Я отвечал на вопросы, ничего не понимая. Потом какая то женщина с пустыми глазами и дорожками от слез на сером лице попросила меня рассказать ей все.. я рассказал и плакал, и она тоже плакала.

Потом меня отвезли домой. Я обнял маму и сидел у себя в комнате на полу, смотрел на часы и ждал полночи, с которой придет март, а это значит  - пришла весна. И я снова плакал, потому что слышал её последние слова и видел его улыбку. Она сказала ему - я никогда не расстанусь с тобой. Никогда.

Такие дела.