Теперь будет, наверное, еще стыднее. Как же иначе? Дело номер жизнь

Хотите расскажу вам историю, от которой вам захочется повыть чутка, мм? Как раз о толерантности и терпимости история, о законах. – мы сидели около института, грелись на солнышке и беседовали обо всем подряд.

Хочу, рассказывай.

Хотим, давай. Да, это жестко. 

В штате Луизиана жила семья. Мужчина, его жена и их ребёнок. Муж пил, регулярно. По законам штата Луизиана даже в отсутствие внешних агрессивных проявлений алкоголизма, супруг алкоголика имеет право на развод. Женщина, посоветовавшись с юристом, подала все необходимые документы на развод ввиду алкоголизма мужа. Мужчина не хотел развода, зная, что в этом случае ребёнок жить с ним точно не будет. Так, видеться изредка, раз в неделю. Так называемый день мужа. Но проходить экспертизу на предмет наличия заболевания, напрямую связанного с чрезмерным употреблением спиртных напитков, отказался.

В день суда пришли свидетельствовать многие из соседей и знакомых. Все заявляли, что мужчина всегда был спокойным и адекватным. Это подтверждали и патрульные полицейские и шериф округа Пеликанов. Но факт того, что даже просто при внешнем на лице мужчины были видны явные признаки чрезмерного употребления алкоголя, был налицо. И так как от обследования мужчина отказался, суд вынес решение в пользу матери ребёнка, его супруги со всеми вытекающими последствиями. Но перед этим мужчина взял слово. На недоуменные взгляды знакомых и на их свидетельские показания о том, что они совершенно недоумевают, отчего вдруг у порядочного, спокойного и доброго человека вдруг появился этот жестокий и губительный порок мужчина ответил.

Я всегда любил Хелену. Наверное где-то там, внутри, я люблю её до сих пор, вспоминая её танцы весной у залива Кидда и руки, тонкие как лианы в свете лучей закатного солнца, уходящего в туман над болотами. Мы счастливо жили в браке долгое время, почти десять лет. Лишь один у нас был камень на душах, общий для нас обоих. Еще давно доктора сказали нам, что Хелена бесплодна. Я довольно быстро смирился и, думаю мужчины поймут меня, не очень-то и горевал. Мы, парни, все-таки попроще будем, да и забот нам на каждый день хватает. И сам я никогда не думал, что из меня выйдет хороший отец. Поэтому короче я почти и не парился.

Эх, этого нельзя было сказать про Хелен.. Боже, её это каждый день мучало изнутри. Когда мы лежали в обнимку друг с другом вечерами, когда пили кофе с хот догами по утрам, когда я торжественно вносил на кухню индейку на день благодарения.. Всегда в её глазах была эта тень. Я говорил с ней, просил её не корить себя, не есть себя поедом, не тратить свою красоту и юность на постоянные тягостные раздумья и тоску.. Все было напрасно. Каждую неделю, каждый день она думала о своём недостатке и молилась, страстно, подчас безумно и отчаянно молилась Деве Марии чтобы та дала ей дочку, маленькую и красивую девочку. Она читала заклинания чероки, как сумасшедшая старая карга из диких прерий Аризоны зажигала во дворе костёр и сжигала на нем свои волосы, выдирая их из головы. Об этом ритуале ей рассказал ублюдок Хотауну, шатающийся наркоман из оскотинившихся в конец длинноволосых ублюдков Потаури. Бл*ть, будь проклят день когда эта мразь зашла в округ Пеликанов, шаркая своими вонючими равными мокасинами.

Это была последняя грань для меня. Я больше не мог видеть такой мою жену и начал действовать. Я умолял её и тратил деньги на психиатров. Я купил ей маленького щенка, но через три дня он убежал. Она даже не смотрела на него. Я стал отпрашиваться с работы чтобы проводить с ней дни - ничего не помогало. Как сумасшедшая, целыми днями она сидела и что-то бормотала себе под нос.

Не знаю, каким богам в итоге она молилась, но однажды, когда я вернулся домой, она вдруг бросилась на меня, требуя секса. Я не знал что и думать, но в те минуты она была совсем как та женщина, в которую я влюбился и которую выбрал себе женой.. после страсти, которой мы предавались до глубокой ночи, она уснула мертвым сном, не ворочаясь и не шепча по ночам. Я лежал рядом, смотрел на её прекрасное лицо и умолял Иисуса, чтобы это был не сон. Проклятье на мою голову за ту молитву!

Она забеременела. Мы даже не ходили к доктору, она отказалась. Она знала, откуда-то знала, что несет в себе ребёнка еще с той ночи. И те девять месяцев , что прошли позже, были счастливыми для нас. Все было так, будто мы совсем ещё юные, сильные и красивые. 

Потом пришло время, и мы поехали в госпиталь Сент - Винсент, в Батон - Руж. Когда её увозили врачи, она держала мою руку и улыбалась мне говоря, что все будет хорошо.. Но я откуда-то чуял беду и взглянув ей в глаза перед тем, как её кровать на колесиках ввезли в палату, я увидел там тот самый огонёк страха и безумия, что был когда она танцевала вокруг огня и бросала туда свои волосы..

Простите, трудно говорить. В этом штате можно курить в помещении? Хотя все равно, штрафуйте потом если нарушу что.. Не могу говорить без этого, понимаете. Я в это время обычно уже лежу пьяный где-нибудь. Да что толку, вы сами знаете вашего ебаного, бл*ть, вечно грязного соседа. Дядя какашка.. Так мне девочка прокричала на прошлой неделе.. Не, погодите, это же вчера было. Ох бл*ть..

Извините, господа присяжные, все, я говорю. И вы тоже. Бл*ть, где стул а.. Ноги дрожат, ни у кого тут не будет глоточка..? – Пить в зале суда строго воспрещается! – простите, простите господин судья, все. Больше не повторится. Грешен!

Ох, где там мысли.. а , да. Хелли родила ребенка. Здорового, крепкого и милого мальчика. Но вы не найдете мать хуже нее, чем она была для моего милого Энди.. Бл*ть, дайте платок кто-нибудь. Спасибо. Она ненавидела его, понимаете, всеми частями ее безумной души и ее сгнившего сердца. Я-то, дебил еб**ый бл*ть, думал, что родив ребенка она будет счастлива и мы будем вместе жить в нашем маленьком домике недалеко от залива Кидда…

Я забирал у нее ребенка и уходил прочь. Но он был такой маленький, такой несчастный.. Я не мог смотреть на него. К тому же мистер шериф дважды объяснил мне, что если он получит еще один звонок от миссис Хелены, то я буду упрячен в решетку. Она умела нравится ему, всегда умела..

Так прошло четыре лет. За это время Эдди вырос, стал еще прекраснее и милее мне. Но моя жизнь стала адом. Не в силах помешать этому чудищу проклятому я смотрел, как она наряжает моего мальчика в платья для девочек, как учит его красить губы.. Как.

Дайте воды пожалуйста мистеру Агаруку. Спасибо.

Если он снимал платья, она била его. Если он выбегал во двор с мальчишками, она била его. Если он смотрел комиксы с человеком пауком, она била его. Она била и меня. А я в какой-то момент просто сломался. Все во мне хотело только одного – забыться. Навсегда забыться, убежать от всего этого. Я шел на работу с рассветом, а после работы шел в супермаркет Теско. Там я покупал себе джина и пил, пил, как пью сейчас эту воду. Уберите этот проклятый стакан!!

Мистер Агаруку! Я буду вынужден лишить вас речи и удалить из зала суда!

Простите, не соображаю ничего. А, да, я почти закончил. Что в итоге то.. В итоге она подала на развод. Чтобы не было нужно моего согласия на трансгендерный переход. Она искалечит его и выбросит в помойку этой проклятой жизни. Он играл в футбол с радостью! Он играл в машинки а не в кукол!! Эта шлюха бл*ть сумасшедшая сука искалечит моего сына!! Пустите меня, я убью тебя сука, я тебя прикончу!! Полицейские уже давно стояли наготове и весьма кстати пришлась новая разработка general electrics – мощный электрошокер супер кратковременного воздействия.

Через три дня суд вынес окончательный вердикт – Энди Агарук Стивен остается со своей матерью, Хеленой Хартс, которая становится законным его представителем. Его отец, Стивен Агарук Ричардс, лишен права встреч с сыном и не имеет права подходить к дому мисс Хелены Хартс на расстояние ближе 10 миль. Так же он осужден условно на 2 года и ему предписано наблюдение у психиатора.

Спустя два месяца Хелена Хартс получила медицинское предписание на хирургическую коррекцию пола у Эдди Хартса. Спустя полгода лишенный главных признаков своего биологического гендера Эдди начал гормонотерапию и спустя четыре года  трансгендерный переход  для мальчика был завершен.

Прошло еще шесть лет. Элли Хартс шла по улице и пила доктор пеппер. За спиной болтался рюкзачок со значками Coldplay, Джастина Тимберлейка, NoGod и Nightmare. Она носила бело-розовые волосы, любила вино и несколько раз курила марихуану вместе с подружками. Многие считали ее грубоватой, она любила так называемые f-words и весьма умело их употребляла, но в целом друзей у девушки хватало, учителя относились к ней хорошо и все вокруг шло своим чередом.

Но у Элли был один странный секрет. 14 лет это уже возраст, и сначала Салли, приехавшая с родителями два года назад из Вайоминга, а потом и Луиза из Шривпорта рассказывали, шепотом и хихикая про то, что с ними делали их мальчики на задних сидениях родительских автомобилей и (в случае с Салли) даже в одном из кабинетов после уроков. Элли сама много знала. Она в общем любила читать (из-за чего несколько учителей души в ней не чаяли) и прочитала к своим пятнадцати годам в общем все, что можно достать в обычной американской библиотеке обычной американской школы и в интернете про физические и психологические аспекты отношений.

В этом никакого секрета не было. Он был в другом. Смутно Элли помнила, что с ней что-то не так. Ее мать в последние годы сильно сдала – алгоколь, работа, ссоры с соседями и жалкие попытки учить жизни дочь не прибавляли ей авторитета. Но Элли еще помнила, что когда-то сильно боялась мать из-за того, что она с ней что-то сделала. Вернее, сделала все для того, чтобы что-то сделали с самой Элли. И как-то, когда Шон Шерноу, ласково обнимая ее и целуя у яблочного сада, вдруг положил руку ей ниже спины, вместо того самого ОЩУЩЕНИЯ, о котором хихикали подружки, Элли почувствовала такое отвращение, что оттолкнула милого Шона и убежала прочь. Дома ее тошнило.

Вскоре, методом проб и ошибок, Элли поняла – у нее вызывает отвращение и страх все, связанное с этим. Вернее, даже не так. Ей нравилось целоваться, нравились обнимашки и нравилось кусать Мию, лучшую подружку, за ушко. Но внутри постоянно сидело ощущение, что что-то не так. И Элли, как девочка умная и начитанная, искала проблему в себе.

Опуская подробности расскажу вам лишь, что к дате ее пятнадцатилетия, в душе милой девочки Элли, высокой, стройной, сильной и красивой девушки, было мрачно, одиноко и тоскливо. И сейчас, идя по улице своего родного городишки Лейк-Чарльз и допивая доктор Пеппер, девушка уже много раз повторила про себя слово fuck.

Вскоре Элли вышла на Шелл Бич Драйв и шла вдоль дорожки прямо по траве, смотря на серую воду озера. Она шла мимо маленьких домиков на воде, мимо привязанных лодочек и яхт и ее мысли были столь-же серыми сколь и осеннее небо над головой. Элли не понимала, что с ней не так, но чувствовала своей в общем то еще детской душой, что это само не пройдет..

Здравствуй, Эдди.. – Элли вздрогнула и чуть ускорила шаг. Совсем недавно в округе орудовал тот самый Король в Желтом, и еще многие шептались о приплывающих к дальним берегам озера Чарльз аллигаторах, привыкших лакомится плотью детей, которых убило то чудовище в человеческом обличии.

Погоди, Эдди, пожалуйста.. Не убегай, мне нужна ровно минута. – голос прозвучал на этот раз почти совсем за спиной и Элли резко обернулась перенеся вес тела на левую ногу – пускай она и девочка, но чернокожий мистер Отас, тренер по физкультуре, много раз говорил, что от удара Элли любой мальчик ляжет.

К ней хромающей походкой шел мужчина. Еще вроде не очень старый, но великоватый ему классический серый костюм старил его, длинные волосы, собранные сзади в пучок делали его нелепым, а глубокие морщины на лице делали его несчастным. Он остановился в паре метров и вовсе не производил впечатления какого-то убийцы, от него вообще не чувствовалось опасности.

Что вам нужно, мистер? – спросила Элли.

Ты не узнаешь меня, милый.. милая? – у мужчины дрожали губы, но он пытался улыбнуться.

Нет.

Я твой папа, Эдди. Папа. – Элли вздрогнула и если бы не упавшая у мужчины из глаза слеза, побежала бы прочь. Про отца она расспрашивала у матери, но слышала в ответ только сквернословие и иногда получала побои, если мать была не в духе.

Я тебе отец , милый мой бедный мальчик..

Почему вы так говорите, мистер?

Потому что я носил тебя на руках, я учил тебя играть в футбол и купил тебе серебристый маленький кадиллак , помнишь? – почему то Элли помнила что-то такое, какую-то машинку, которая очень ей нравилась и которую у нее почему-то часто забирали. Что-то зашевелилось в памяти девушки и она посмотрела в глаза стоящему напротив мужчине.

Тот улыбнулся кривой, несчастной улыбкой и достал из отвисшего кармана серого пиджака маленькую серебристую машинку..

Здравствуй, Эдди.. – сказал мужчина надтреснутым голосом и заплакал.

Элли достала пачку lucky strike и закурила. Мужчина напротив достал из другого кармана фляжку и сделал хороший глоток. Потом снова заговорил:

Вот уже много лет я не разговаривал с тобой. Я следил, как ты рос, как стал тем, кто ты есть сейчас. Ты можешь даже не верить мне, это уже не важно. Я сейчас пришел сюда, чтобы попросить прощения.. Прости меня, Эдди. Прости, что я пьяница и ничтожество и не смог отстоять своего счастья. Я больше не могу говорить, слишком мне стыдно. – мужчина плакал и говорил. –  Желаю тебе счастья, сынок. Для меня ты всегда будешь моим маленьким мальчиком и… Хотя если так вышло, то будь счастлив и так. Прощай Эдди. Или Элли… Как тебе лучше.

И он ушел от ничего не понимающей, растерянной и ошарашенной девочки. На следующий день на берегу озера Чарльз полицейские нашли труп белого мужчины, тридцати с небольшим лет. В кармане была найдена записка: “Я прожил жалкую жизнь. Никого не виню в своей смерти. Все свое имущество завещаю Элли Хартс, урожденной Эдуард Арагук Стивенс. Я люблю тебя.” В другом кармане лежала пустая фляга из-под виски и водительские права на имя Стивенса Ричардса Арагука.

А вечером прошлого дня на кухне маленького домика на берегу состоялся разговор. После него из дома выбежала девушка, оставив дверь открытой. У нее с собой был любимый рюкзачок, купленные электронные билеты в Бостон, штат Массачусетс, свидетельство о рождении и другие личные документы. Она шла, материлась и плакала. Потом села на автобус до Нового Орлеана и ночью улетела навсегда из Луизианы, где до этого жила всю свою жизнь.

В маленьком доме какое-то время светила маленькая лампочка, которую обдувал ветер, дующий через раскрытую дверь. Потом лампочка погасла и до утра дом проветривался холодным осенним океанским ветром. А в 8 часов следующего дня почтальон подошел разбудить в усмерть пьяных, как он подумал, хозяев дома и обнаружил Хелену Хартс, висевшую в кухне на ремне, подаренном ею своей дочери на последний день рождения.

Наверное вокруг можно было слышать, как ползают муравьи по старым институтским плитам, лежащим вокруг памятника первому ректору, настолько мы тихо сидели.. Я сидел и грыз ногти, Виталик достал сигарету и смотрел на ее фильтр. Артем закончил говорить, но какое-то время по нашим головам эхом гуляли все его слова.

А потом Элли заново пришила себе член, взяла имя Артем и приехала в Россию за вашими задницами ААААААААААААААААААААААААА! – заорал Артем и сразу же заржал.

Мы с облегчением схватили этот грубый но смешной рофл и смеялись пока не успокоились. После наимрачнейшей истории Артема смех стал спасением и благодаря смеху мы не скатились в пучина уныния. Но спустя несколько минут, прочувствовав умом всю мрачность и сюрреалистичность рассказанного, я спросил: Артем, откуда в твоей голове, бл*ть такие истории!?

Придумал вчера вечером, когда за компом сидел – немедленно ответил Артем и больше спрашивать у меня желания не было.  Однако нереальное желание задеть в ответ его осталось. И я написал рассказ.