Cool story, Bob. Дело номер жизнь

Он всегда успокаивал себя мыслью, что привык к дороге. Что под шум шин, гудки и сигналы автомобилей ему легче и спокойнее засыпается. Что ночь, освещенная желтым светом старых обычных фар или белым цветом новых ксеноновых приятнее, чем та же ночь при свете тихой луны. Он часто врал сам себе. С годами это стало привычкой, необходимой для нормальной жизни. Мысли о пустоте, страхе, одиночестве и неуверенности в завтрашнем дне слишком часто подступали к сердцу длинными и пустыми трассами вроде бы такого небольшого в масштабах космоса, но все-таки огромного земного шара.

         Фантастику он любил. В детстве ему попадались под руки разные книги и он, будучи вполне себе обычным мальчишкой, родившимся и растущим в маленьком провинциальном городе, большинство просто не замечал. Но картинки на обложках редких образцов отечественной и зарубежной фантастики он рассматривать любил. А потом начал и заглядывать внутрь. Так и началось одно из многих его увлечений.

         В детстве мама была рада такой разносторонности сына и всячески его поощряла, когда после фантастики он пошел в клуб техников, потом записался в секцию по легкой атлетике, потом пошел на шахматы, потом подался в команду по контр-страйк. Всего и не упомнишь. Мальчик легко увлекался и менял свои увлечения не менее легко. Дома скопились спортивные снаряды, неоконченные модели и материалы для них, шахматная доска, диски, макеты оружия. И музыке нашлось место в разностороннем мальчике, и гитара, подаренная дедушкой на семнадцатый год рождения, лежала рядом с синтезатором фирмы Korg.

         В итоге, когда мальчик однажды почувствовал себя взрослым и со странным чувством удивления и ужаса обнаружил, что его третий десяток уже в разгаре, то, обернувшись назад, он увидел лишь целую кучу разнообразных планов, проектов, эскизов, шаблонов, тренировок и ни одного законченного дела.

         Однако, когда первые моменты шока прошли, молодой человек вспомнил, что одно дело он все-таки смог довести до конца. В самый разгар обучения в одном из множества областных филиалов одного из множества гуманитарных вузов страны, родители еще раз пошли на поводу у его разносторонности и оплатили ему занятия в автошколе, разнообразные медкомиссии и, в конце концов, и экзамены. После них гордый собой юноша показал родителям карточку разового цвета и сел за руль машины отечественного производства, столь любезно подогнанной одним из близких родственников в уплату долга. Родители вздохнули с облегчением. Хоть здесь им удалось увидеть столь желаемый и до сих пор весьма призрачный РЕЗУЛЬТАТ.

         Успокоившись таким образом наличием у себя прав категории “Б” и “Б+”, парень (а он, кстати сказать, искусством успокаиваться овладел в совершенстве за все это время) начал искать в интернете работу водителем, чтобы график был посвободнее, денег побольше, а всякой бумажной и прочей волокиты – поменьше. Постепенно поиски, перемежаемые разнообразными видео о самореализации, руководствами о кратчайшем пути к богатству и заманчивой рекламой обучения за границей “за наш счет”, привели его к какой – никакой, но цели. В крупных логистических компаниях постоянно требуются новые водители. Таков принцип – хочешь работать в компании долго – делай все, что от тебя так или иначе потребуют. Рабочий день очень часто ненормированный, штрафов за разные косяки и ошибки много, а зарплата, пусть и кажущаяся многим новичкам очень привлекательной, почему-то в итоге получается очень даже скромной. Поэтому текучка кадров – огромная и двери всегда раскрыты. В обе стороны.

         Так и началась для парня самостоятельная трудовая жизнь. Родители, не очень-то скрывавшие свое разочарование в последнее время, дали денег на съем квартиры до первой зарплаты, пожелали всего хорошего и.. И остались где-то там, позади. Где-то вдалеке. Иногда, после тяжелых дней (хотя они почти никогда не бывали особо легкими), в голове у него появляется вопрос: “Когда я потерял своих родителей..?” И ответ приходит почти сразу же. Тогда, когда после череды скандалов, споров и размолвок он, довольный своим решением и кажущимися вполне осязаемыми перспективами, уехал в столицу, устроился на работу и как-то легко отказался от роли родителей в своей жизни. Потом были дежурные сообщения в социальных сетях, редкие обоюдные звонки, поздравляющие с разнообразными знаменательными датами, и несколько встреч – пару раз отмечали новый год, несколько раз ходили в налоговую и собрались в загсе. Семейная жизнь вернула было какую-никакую бодрость молодому и перспективному тридцатилетнему мужчине, но детей он не хотел, а научится по-настоящему любить свою жену не смог.

Когда семейная жизнь окончательно была признана неудавшейся, редкие контакты и соприкосновения с родителями пропали. Ему казалось, что весь мир ополчился против: и ”эта сука”, и ничего не понимающие предки, не захотевшие принять сторону своего сына после нескольких разговоров с его невесткой.

Когда отец однажды вечером умер, он проснулся. Ненадолго – детским, искренним и чистым чувствам тяжело прорываться через оболочку, корку, панцирь, который нарастает на сердце от однообразной, бессмысленной и угрюмой взрослой жизни. Но тогда он заплакал. Как то пролетели перед глазами все эти теннисные ракетки, бутсы, найденные под новогодней елкой тогда (в детстве все всегда получалось хорошо, но почему!?), гитара, синтезатор.. И несколько слез упало из глаз, уже подчерченных обязательным гримом из морщин, отмечающих пошедший пятый десяток лет. Но потом, спустя полгода после простых, тихих и грустных похорон отца, когда время пришло и для его сухонькой, старой и уставшей матери, он не плакал. Все было слишком предсказуемо. Слишком ожидаемо.

И вот, спустя еще пару лет, он снова в своем ритме. Утро, сигарета, кофе, метро, офис, кресло автомобиля, сигарета, маршрут один, два, три, четыре, сколько – почти все равно. Снова кресло автомобиля, снова сигарета, метро, толпа, старые наушники, новости в смартфоне, красивые фотографии, ужин, пиво. Ночь. И вот, он лежит в своей постели. Сорокапятилетний мужчина - водитель. Тридцатилетний муж, еще не разучившийся любить.. Двадцатипятилетний парень, начинающий путь в другую жизнь. Двадцатилетний юноша, полный уверенности в том, что жизнь будет необычной и полной приключений. Пятнадцатилетний подросток, ушедший из команды друга по контр-страйку чтобы играть в футбол. Десятилетний мальчишка, получивший в подарок на день рождения первую теннисную ракетку. Он больше не плачет. Он вздыхает несколько раз, смотря на бегающие тени за окном, чешет живот, зевает и засыпает.

 

Так ты и закончишь, тварь! Ты знаешь, что надо сделать! Знаешь! Иди и сделай это, мразь! Иди и сделай это, пидорас!! – кричал голос в моей голове, когда я медленно надел любимые кроссовки и просто захлопнув дверь, не закрывая ее на ключ, стал взбираться по маленькой лестнице, ведущей на крышу.

 

Очень холодно. Невыносимо холодно. Здесь шум становится гулом, в который сливаются воедино крики празднующих людей, рвущиеся фейерверки и падающие на землю миллионы снежинок.

Их так много – сказал я вслух. Потом прокричал: сделай это! и пошел вперед.

Шаг за шагом я подошел к краю крыши. Смотрел прямо, в зимнюю новогоднюю темноту. Время стало замедляться, я чувствовал, как последние секунды еще этого года падают в пустоту вечности. Как и мои.

Ноги подкосились, силы полностью покинули меня. Я сижу на краю и смотрю вниз. Сейчас мое тело успокоится, я оттолкнусь руками и умру. Сейчас я умру. Мне двадцать один год, меня зовут Миша, я вчера заказал на Алиэкспрессе папе и маме тапочки в виде собачки и котика. Сейчас я умру.

Пропал стук сердца. В голове наконец-то тишина. Я перестал чувствовать холод. Наверное просто организм понял, что типо его работа закончена и успокоился. Я исчезаю..

Эй! Эй, пожалуйста. Пожалуйста, не надо. Пожалуйста, не прыгай, посмотри на меня. Пожалуйста, парень, послушай меня, тебе этого делать не надо..!

Это был его голос. Я не мог двигаться, я застыл, я уже почти умер. Но это был его голос.

Бл**ь, микрочелик, пожалуйста, иди сюда, иди ко мне. Новый год же, господи, какого черта, парень, умоляю тебя..!

Он матерился, молился, но по-сути, слов я не разбирал. Все это казалось мне чем-то не имеющим ко мне отношения. Все, кроме голоса. Который звал меня, взывал ко мне из прошлого нового года, из учебы в институте, из всех тех прекрасных моментов, которые у меня были. У меня они были, они у меня были, у меня. Я вдруг почувствовал, что дышу. Почувствовал холод. Слух стал вдруг идеальным и я услышал откуда-то снизу, из одной из теплых праздничных квартир в моей панельке: Я желаю вам, чтобы все желания исполнялись. И пусть в новом году с вами всегда рядом будут близкие, надежные и дорогие вам люди. С праздником вас! С новым две тысячи … годом!

Новый год – прошептал я, беззвучно шевеля губами. Меня затрясло изо всех сил, будто током. Я оттолкнулся руками и сполз назад, на покрытый снегом рубероид.

Господи, челик, боже мой, твою мать. Чтобы я без тебя делал, чувак, блять. Господи, иди сюда, блять, давай подальше отойдем. Ух, ну ты и псих.

Меня обняли чьи-то руки, накинули на меня куртку, одели на голову шапку. Потом взяли меня под коленки и под плечи, легко, как девушку, и понесли прочь от смерти, в теплый, грязный и прокуренный подъезд, где по стенам гуляло эхо тостов, звона бокалов, шлопушек и веселья..

 

Эй, очнись ты, очнись наконец! Челик, ау. – я начал чувствовать, что меня кто-то бьет по щекам и трясет. Медленно почувствовал, что могу открыть глаза. Больше пока ничего не чувствовалось и не контролировалось.

Я сидел на ступеньке, облокотившись спиной о стену. Светил оранжевый свет фонарика в подъезде и пахло кажется табаком.

Ну наконец то, боже! Чувак, ты как вообще? С новым годом тебя! – голос был каким-то хрипловатым, глупым и радостным. Совершенно не похожим на Артема. Я повернул голову и увидел, что на ступеньке рядом сидит незнакомый мне парень и смотрит на меня со странной смесью усталости, радости и страха во взгляде.

Мда, такие дела. Не буду спрашивать ни о чем. Угораздило же тебя.. – Парень достал из кармана красную пачку сигарет, вытащил две и одну протянул мне. Я попробовал поднять руку, но не мог. Во мне было слишком пусто, вся энергия куда-то ушла. Но, видимо, какое-то движение я все же сделал, потому что мой новый знакомый взял меня за руку, и помог взять сижку и прикурить.

Челик, ты больше туда не пойдешь..? – спросил парень через несколько минут молчания. Я помотал головой. – Мне не нужно вызывать скорую? – я снова помотал головой. – Хз, зачем ты это сделал, но это была попытка самоубийства.. Такие дела… Пойдем я тебя отведу домой.

Я тут живу – прошептал я, кажется, неслышно. Но он разобрал слова: на каком этаже? – на этом. – Я попробовал встать, но это оказалось ошибкой. Мир снова скрылся от моих глаз. С новым годом, что еще сказать..