Запись 12004 Дело номер жизнь

Хочу гулять. Настроение на нуле. Забор, твари, до сих пор не убрали. Получил 10 баллов из 30 за лабораторную по физике, бл**ь.

 

Я не хочу домой. – помолчали. Немного подумав, я ответил: Ну, я как-то тоже не очень. – мысли грузили походу нас обоих и мы шли к дому без обычных рофлов. Артем первым нарушил надоевшую тишину раннего зимнего вечера. 

А погнали на крышу мою, мм?

Мяу. Ну сука, хз. Ну погнали.

Я всегда очень боялся высоты. Артему все было кажется ни по чем. За пару недель нашего знакомства, ну, повторного типо знакомства, я выяснил, что Артем очень любит спрайт, смотреть фильмы и слушает очень стремную музыку. Это, впрочем, я понял еще в первый день, лол. Так же он много говорит, подчас слишком, еще больше думает, мало спит и не умеет спокойно сидеть на месте. Он частенько рассказывал про море, закаты, лес, деревья, высоту, риск, ментоловые сигареты и доту 2. Вконец заколебал меня своими рассказами про героев оттуда, про стратегии и заклинания. Еще почти подсадил меня на Атаку Титанов, но когда я понял, что мне интересно, я в ужасе бежал прочь. Никогда не любил аниме. Disgusting weebs… 

Его дом – кирпичная девятиэтажка возрастом лет семьдесят, мне всегда нравился. Старое, довольно мрачное, милое и непохожее на все остальные здание, возвышающееся над хрущевками. Артем жил на восьмом этаже и в окна было видно только обилие деревьев, уже давно растущих вокруг. Осенью и зимой, когда деревья облетают, виднеется река и за ней – заброшенный квартал каких-то промышленных построек. Рядом с ними уже начинался лес. Но, как я понял, моему новому другу не было достаточно вида из окна. Насколько мне стало известно за то время пока мы общаемся, Артем почти каждый день забирался на крышу своего дома и чилил там. Он говорил про это рофлами, несерьезно, но я видел, что это – одно из его самых любимых занятий, без шуток и оговорок. У него в инстаграме была фотка, где он сидит на фоне серого, темнеющего неба. Волосы еще тогда темные, то есть фотка аж со школьных времен, в руке – сигарета. Рядом стоит бутылка Клинского. И он улыбается. Такая мрачная атмосфера вокруг и такая радость на его обычно довольно сухой роже. Я бы поставил сто лайков, была бы возможность.

Мы зашли в темный подъезд в тот момент, когда на улице начал падать снег. Уже темнело. Лифт не работал, мы нашли его беспомощно открытые створки на шестом этаже.

Оу, фиши – фиши. – пропел Артем.

А я вот даже понял, почему он это пропел. В его любимой доте есть герой – сларк. Игроки зовут его рыбкой. И сам этот герой иногда говорит эту фразу издевательским голосочком после того как кого – нибудь убьет. А лифт был похож на дохлую рыбу с открытым ртом. Улавливаете? Smileyface.

Вход на чердак закрывался деревянной дверью. На ней, чисто для иллюзии порядка, висел древний замок, даже не защелкнутый на дряхлую скобу, прикрученную к трухлявому косяку. И то и другое носили явные следы грубого вмешательства.

После того как я сломал 15 замков они поняли – лучше замок просто повесить вот так и пусть он ничего не закрывает. Ыыыыы. – поведал мне Артем.

Когда мы уже поднимались, он сказал себе под нос: очевидно же, что того, кто действительно хочет залезть на крышу, замок не остановит, ведь правда же.. Люди, что с вами?

Он часто ругался на кого-то, тихо, бурча себе под нос. Иногда меня это немного пугало.

До того дня, как я услышал голос Артема из-за закрытой двери в третьем корпусе, я никогда на крышах не был. Это казалось мне чем-то, чем могут заниматься только бандиты, воры и всякие маргинальные личности. После же я часто думал о другом. Почему лишь такая малая часть людей, осуждаемая остальными, испытывала ни с чем не сравнимое счастье созерцания, стоя или сидя рядом с друзьями на крыше, беседуя, заливая мысли дешевым вином и обжигая легкие сигаретным дымом. Однажды увидев мир людей, город, с высоты, почувствовав тягу людей друг к другу и при этом их же бесконечное одиночество можно понять и поверить: единственное, ради чего люди приходят в этот мир, это – всего лишь – увидеть его. По-настоящему видеть, своими глазами. И увидев, полюбить или возненавидеть. Впрочем это я так, моментами. Обычно на крыше тупо холодно и ветрено, лол. А, да, и менты могут навестить.

Красиво снег падает. – сказал я и закашлялся. Потом еще раз затянулся и спросил: Ну что, может пойдем? – просто я быстро замерз, одет был недостаточно тепло, и злился на Артема, стоявшего на самом краю. Мне от этого было почти физически плохо.

Ты что, спешишь куда-то, микрочелик?

Нет. Просто ты, имбецил, стоишь на самом краю. Мне от этого плохо, чертов глупец!

Познать наслаждение бытием можно лишь от бытия своего отрекшись навсегда..  Мяу.

Эммм.. Ты как, нормально?

Да красиво же говорю, ыыыы. Посидим еще, не гони. Хочешь еще сижку? Успокойся, книги не будут сами себя читать.

Я взял сигарету, щелкнул кнопку на фильтре. Мне вдруг захотелось леденец и я достал черный холлс со вкусом острой мяты. Чиркнул зажигалкой и затянулся.

Каеф же, ну – сказал отошедший наконец от края Артем, поправляя шнурки. 

Ну допустим. – согласился я, радуясь тому что он отошел от края.

Почти стемнело. На горизонте появилась яркая, светящаяся оранжевая полоса, потом минут через 10 уже полностью погасла.

Не знаю, может я просто псих и накручиваю себя, но каждый раз когда я смотрю на закат то будто чувствую, что какая-то часть меня навсегда уходит. Я провожаю дни здесь, на этой крыше, уже почти 8 лет. С разными людьми, во все времена года. Я был здесь пьяный, накуренный, больной. Меня тут тошнило и тут я устраивал свидания с понравившимися мне девушками. Но каждый раз, с кем бы я ни был, осенью ли летом ли, весной или зимой я чувствую одно и то же. Это не меняется никогда. Ощущение потери и оставшейся в душе пустоты.

Может чтобы этого не было, нужно еще и рассвет встречать? А то нечестно – каждый закат и ни одного рассвета. – я сказал это скорее чтобы поддеть его, ну хз, слишком уж он расфилософствовался.

Он явно почувствовал, что я не разделяю его возвышенных мыслей, обернулся и показал мне средний палец. Я спокойно и с чувством собственного достоинства показал ему то же самое. Потом спросил: Что еще расскажешь?

Расскажу про своего друга, который очень тупой. – с готовностью ответил Артем. Потом видя, что я ухмыляюсь, взял свою сумку и наконец сказал: погнали уже. Скоро VP – Fnatic играют, надо смотреть.

Я испытал искреннюю благодарность к доте. Мы прикрыли за собой дверь, спустились к двери Артема и разошлись.

Ну давай, до завтра!

Пока, микрослав, удачи.