Что если проснусь однажды адекватным и полноценным человеком…? Дело номер жизнь

Тебе, мой дорогой и любимый друг, я посвящаю все эти слова. Рядом с тобой я засыпаю, иногда лениво листая последние новости, медленно проводя пальцем по экрану планшета, и рядом с тобой я просыпаюсь, открываю глаза, целую тебя, нежно прикасаясь пальцами к твоим волосам чтобы не нарушить твой покой.

Потом я ухожу, не успев насладится красотой и гармонией твоего сна, не имея времени нарушить твои далекие грезы и не отдавшись твоей восхитительной очаровательности. Я ухожу, представляя себе все возможные непристойности и фантазии, которые только может себе представить влюблённый мужчина, глядя на любящую его. Иногда, когда тебя нет рядом, я вспоминаю твои прозрачные накидки и столь волнующе украшающие тебя платья, дающие столько поводов для моего воображения..

Я хочу рассказать тебе сон, приснившийся мне этой ночью. После заката было душно, и ты предусмотрительно легла обнаженной. Я гладил тебя плечу, вспоминая нарисованную мной ласточку в один из первых дней нашего счастья. Потом я смотрел на город. Ты знаешь, как я люблю эти одиноко мерцающие огни миллионов окон. Впрочем, как знать: сколько глаз, карих, голубых, зелёных и серых смотрит в эту весеннюю ночь вместе со мной, наслаждаясь редкими часами покоя и гармонии человеческого мира..

Не помню, сколь долго я пробыл у окна, наслаждаясь вином и видом. Потом почувствовал усталость и лег рядом с тобой, оставшись одетым. Мои глаза быстро закрылись, и я уснул, положив руку тебе на бедро. 

Странные птицы сидели на ветвях деревьев вокруг меня. Я будто шел по старинному парку и держал в руке сигарету, которая жгла мне пальцы. Ты знаешь, что я бросил десять лет назад, однако память иногда играется, воскрешая к жизни мое старое пристрастие к этой глупой привычке. Когда в очередной раз я вдохнул табачный дым и выпустил его через ноздри, струйки дыма оказались удивительно густыми и странного, жёлтого и красного цвета. Вкус сигареты был удивительным и напоминал мне parole de noire, которое мы с тобой пили, сидя на лавандовых полях Прованса. Помнишь, как я тогда долго не мог расстегнуть пуговицы твоей рубашки? Мои руки тряслись от желания, а щеки пылали как у мальчишки, который позволил себе больше, чем мог представить.

Итак, наслаждаясь сигаретой, я шел по аллее высоких деревьев, сплетавшихся ветвями где-то высоко над моей головой. Птицы не пели, однако говорили со мной странными голосами, похожими на карканье самых старых жителей Мадагаскара. Все вокруг выглядело нарядным и праздничным, однако я помню тревогу и неуверенность, сквозившую в каждом моем шаге и взгляде вокруг по миру моего сна.

В скором времени каким-то образом я вышел на огромное пустое поле. Чтобы ты представила полноту открывшейся моему взгляду картину, попрошу тебя открыть книгу фотографий, которую подарил нам с тобой наш добрый приятель на прошлую Пасху, и найти на страницах после проекта Берта Ашкоха странное изображение прерий Патагонии в свете Лунного затмения, которое там особенно яркое. Кстати интересно, как там жизнь сейчас у нашего freunde и где он пропадает...?

Прямо за пустынью мои, закрытые в нашей с тобой комнате, глаза увидели огромные здания, очевидно являющиеся частью какого-то невероятного города, раскинувшегося на горизонте. Судя по всему, размер зданий был совершенно фантастическим, умопомрачительным и невозможным на нашей планете: самого города нельзя было увидеть, настолько он расположился далеко, однако те здания, казалось, пронзали вершинами тревожное, освещенное лучами кровавого заката небо..

И я увидел падающие на город звезды, шары живого пламени, яркие метеоры, рисующие на небе слепящие белые линии траектории своего последнего полёта и с далеким гулом и рокотом встречающиеся с землёй. Одно из зданий приняло удар на себя, пошатнулось и стало величественно падать, вызывая у меня ужас.

Неожиданно я оказался гораздо ближе к городу, ближе во много раз чем был прежде. Воочию мои глаза могли убедится в колоссальности и величии тех, прости мне повторения, невероятных, невозможных, безумно огромных сооружений, похожих на неописуемые башни, поддерживающие свод неба.

Город был на краю гибели. Подходила к концу его, мне, к сожалению, совершенно не известная, великая история. Все горело, пылало, уничтожалось и превращалось в ничто. Жители тревожными насекомыми текли рекой по улицам, ища спасения в сумасшедшем бегстве без смысла и цели, ведомые лишь древним инстинктом жизни..

Еще одно из тех колоссальных зданий стало падать. Прошли томительно долгие мгновения пока я понял: здание падает на меня. Точкой, пылинкой, муравьем ощущал себя тот я, глядя на падающее великолепие и рушащееся величие: здание было прекрасным: преисполненным истинного благородства и силы был тот архитектор, кто создал эти портики, арки, лестницы, переходы, террасы, балконы, барельефы, украшавшие исполинские стены. Настолько было очаровано моё грезящее сознание, что первой моей мыслью было: как жаль, что я не увижу этот город живым..

А потом нахлынул ужас бессилия: казалось, ко мне приближается сверху целый материк - стало темно и я лишь различал, как много людей погибнет, когда здание рухнет на всех нас.

Никакого смысла бежать уже не могло быть, однако я бросился прочь, в темноту, охваченный безумием и забывший в миг свой настоящий мир. И последнее что я помню, это непроницаемый мрак и тучи пепла, принявшие меня в свои смертельные объятия.

Очнувшись от столь странного и трагично завершившегося сновидения, я рывком сел на кровати. Сердце стучало изо всех сил, голова была словно стиснута канатами, а все тело оказалось мокрым от пота. Немного посмотрев глупым и блуждающим взглядом вокруг, я пришёл в себя. Успокоившись, я улыбнулся и посмотрел сначала в окно, потом на тебя.

Начинался рассвет. Тонкая, нежно голубая полоска появлялась на моих глазах за дальними крышами домов и, казалось, впитывала в себя свет уличных огней, становясь все ярче и шире.. Звезды гасли, таяли в приближающейся лазури чтобы в следующую ночь вернутся снова. Зеркало на стене отражало предрассветный мир, и я улыбнулся, увидев на столике перед зеркалом твоё белье.

Ты отбросила в сторону во сне надоевшее одеяло и лежала на животе, положив руки себе под голову.. Твоя фигура казалась белого цвета в сумерках и это лишь подчеркивало твою грацию и красоту. Я почти облизнулся, глядя на тебя и слегка укрыл одеялом твои ноги. Потом встал, открыл окно, вдохнул утренней свежести и подумал, что не отказался бы от той сигареты из сна.

Музыка. Мне хочется музыки - я понял это как только налил себе воды и выпил стакан, приятно прояснивший мысли в голове.

И вот, я сижу в наушниках и пишу тебе. Скоро я посмотрю на часы, заблаговременно выключу будильник и встану. Мне нужно ненадолго съездить в мастерскую - работа идёт вовсю и сейчас нельзя допустить оплошности. Карл и Якен замечательные ребята и я всецело им доверяю. Однако эта картина далась мне с большим трудом, ты помнишь все эти бессонные ночи и мои капризные крики, полные истошного желания вдохновения. И я хочу, чтобы все было как надо. Поэтому жди меня через пару часов. Раздели их с восхитительными пирожными из boutique la fur, Закари не обманул - лучшие пирожные в мире!

Доброго тебе утра, моя сладкая, и приятного аппетита. Желаю тебе вдохновения, ибо я очень хочу услышать продолжение той увертюры, которую ты начала наигрывать вчера вечером, когда мы вернулись с прогулки. Посмотри какой-нибудь маршрут на сегодня и советую тебе запастись терпением: когда я вернусь, я буду голоден и мой голод сможет утолить вовсе не еда. Даже пирожные Закари не помогут.

В общем, пока, chao, mon ami. Совсем, совсем скоро буду.

 Люблю тебя.

Yours.