Пролог. Музыка. Зверь.

Пролог. Музыка.

-Прослушивать его, одно удовольствие.

-Согласен, Кир. Согласен, - с проблесками седины, в, по-прежнему иссиня-чёрных с со стальным проблеском, волосах. В короткой кожаной безрукавке, и плотной ткани брюках, Седрик откинулся на спинку кресла.

Они уже который час слушали «концерт». Из квартиры, в которой была установлена прослушка, на записи остались лишь гитарные заливистые рифы, пробирающей до кончиков волос нео-готической музыки в тяжёлой хардкорной аранжировке. Слов было практически не разобрать (что поделать, аппаратура, которую выделили, не предназначалась для прослушивания концертов). Сперва напарники восприняли это как шквал звуков, но теперь, поймав ритм, Кир ритмично покачивал ногой, и носком лакированного остроносого ботинка отбивал такт.

-Что у него за техника?

-Я сам не верил, но по всем показателям, обыкновенный гаджет, что теперь стоят не так много, и ими завалены абсолютно все прилавки.

-Неужели,.. телефон? - Бровь Седрика поползла вверх.

-Смартфон, смартфон, как принято теперь говорить, вот только узнать, что означает это диковинное слово.

-Да, в моё время мы слушали вальс на пластинках. - Отшутился Кир.

-Ты сильно преувеличиваешь свой возраст. - Седрик не был столь щепетилен к вопросам пола и возраста. И со всеми старался поддерживать ровные, ничего не значащие дружеские (деловые) отношения. Его считали «противником» всего нового, и порой подначивали, и даже при появлении, без стеснения выкрикивали самопальные лозунги: «Добро пожаловать в каменный век, мой друг, неандерталец, он тоже человек». Седрик лишь слегка кривил уголки губ, и пожимал руки коллегам, да так, что у них кости трещали.

Вот и сейчас, Кир судорожно пытался найти подходящий трек, но с огорчением, констатировал тот факт, что на его смартфоне, лишь хлипкое подобие той бравады, что буквально раздирала динамики, пережившей многое, записывающей аппаратуры, и порой казалось, что это её последний день, мембрана так и трещала по швам.

Кир пролистал до конца весь трек-лист, вытащил наушники, и теперь пытался вспомнить где он мог слышать нечто подобное.

Оперативники так сильно увлеклись своими делами (ведь кроме шума (музыки), за всё прошедшее время, не проскочило не единого подозрительного звука).

Наблюдение за квартирой 420 было установлено не спроста, не забавы ради. В городе участились случаи... повысился уровень... пик преступности... Подходящие слова не нашлись ни у журналистов, ни у криминалистов, людей просто находили. В самых неожиданных местах... И ни одного свидетеля. Покойника могли обнаружить и посреди бела дня в особо людных местах. В парках, на площади... Вечером, в тёмной подворотне, днём,.. На улицах, в магазинах, в офисах, в поликлиниках... И даже в моргах,... в качестве предмета пристального изучения, перед патологоанатомами и суд мед экспертами, предстали их коллеги... Только, что в единственной церкви, не было убийств, но в воздухе витало всего несколько слов... пока не было...

След привёл на улицу со странным названием, не известно что, или кто дал имя этой череде не сильно заселённых домов. Улица Лаурга. В архивах не сохранилось ни строки о том,.. как возникло подобное наименование. Дом номер 855, в двадцать девять этажей, ничем не выделялся среди остальных типовых построек. Но... все следы вели сюда. Цепочках из... о, если бы это были хлебные крошки.

Мисс Сара Вейн, как выяснилось в ходе расследования, была знакома, с найденной позже миссис Карин Адамс, проживавшей в паре кварталах от улицы Лаурга. Мистер Патрик Далерсон, был дальним родственником, некоего мистер Алана Керли, их нашли в парке... Мистер Алан,.. у него был сын, который не так давно поселился на другом конце города. Казалось бы,.. как они могут быть связаны? Но, приятель сына мистера Алана, Марк Адамс, обнаружил тело, в кафе... днём... в подсобном помещение... Это был бывший учитель миссис Карин, Нельс Кертис,.. разрозненные, едва знающие друг друга, или вовсе не знакомые...

Версия которую предложила Риана, была ничуть не хуже, и не лучше других версий. Она была буквально притянута за уши. Но, тем не менее была принята как основная.

Места преступлений... образовывали, и это громко сказано. Ломанную конструкцию, весьма приближённое напоминающую восьмиконечную звезду. Данная фигура едва просматривалась на карте. И её «опорные точки», долгое время не удавалось привязать к вершинам звезды. Если бы не одна деталь. Разное время смертей, сильный разброс... по месту обнаружению, тел. Но одно шаткое обстоятельство стало решающим. Покойные, ещё при жизни, пересекали незримые линии октограммы, и как только их нога соприкасалась с «чертой», спустя какое-то время (зависимость от времени не была установлена), человек умирал.

И если только Риана не изучала астрономию, астрологию, и астрогностику, никто и не старался вникнуть в ту терминологию, что предлагала Риана. Эта ахинея, как выразились практически все до единого сотрудники криминального отдела, сформированного для расследования череды смертей. Как только была подогнана «доказательная база», к отделу намертво прикрепилось название, высказанное кем-то в шутку:

-Прямо звезда смерти, какая-то...

Так и повелось. Отдел был назван «Мёртвая звезда». «Звезда смерти», как всем известно, это уже отдельная тема для разговоров.

«Лучи» были не ровные, один короче, или много длиннее другого, направленные в разные стороны. Это выяснилось, когда трафарет Рианы не совпал с действительными точками, местами, где нашли тела. Но, если присмотреться, некая завораживающая неправильная гармония всё же была.

Риана из сил выбилась, пытаясь найти подходящие параметры для звезды, чтобы её лучи, хоть как-то соответствовали канонам классической геометрии, и почти махнула рукой, когда...

Сопоставив все дата, время, с точностью до секунды (потребовалось не единожды опрашивать тех, кто нашёл тела, как стало позднее, эксперты не смогли установить точную причину и время смерти). Риана составила новую диаграмму... и едва с ума не сошла, когда догадалась выставить координаты мест, в качестве чисел по осям, графика. А время послужило неким ориентиром, это как если бы взять куб, и по одной грани проставить координаты мест, а по другим распределить соответственно час, минуты, и лунные и солнечные циклы (если бы не Риана, диаграмма, быть может никогда бы и не сложилась)...

Получилась ажурная, объёмная и почти идеальная, подвешенная в пространстве и времени октограмма... Только...

Одна точка не вписывалась в общую картину. И если взять её за основу отсчёта (а не первую жертву), то... Риану никто не стал слушать, всем было достаточно, что определилась хоть какая-то область для поиска. Пусть и таким мистическим образом.

И мурашки по коже пошли у всех, когда сложили два и два. Пространственную октограмму, и обыденные логические связи. Все жертвы, так или иначе находились или вблизи улицы Лаурга, или на ней, или были знакомы с тем, кто жил на этой треклятой необжитой территории. Или только собирались её посетить, зайти в гости к родственникам, знакомым, или просто срезать путь..

Плавающая точка, абсолютно случайно была увязана с квартирой 420 на девятом этаже.

Некто Кларк Магнус, тот самый, что не вписывался ни в одну теорию, был опекуном того, кто проживал в квартире 420.

Круг сужался долго. Сперва был определён район, затем улица, дом и квартира.

Покойные были связаны с этой улицей, с этим домом, с этой квартирой. Кто-то знал кого-то на этой улице, кто-то жил на ней...

Но... чёрт возьми, этого недостаточно, для того, чтобы обвинять подростка во всех преступлениях, и никто и не собирался! Наоборот, «Мёртвая звезда» единодушно сошлась на том, что это возможно, только возможно, но вероятность велика, что проживающий в квартире 420, станет следующей жертвой.

Никаких законных оснований для наблюдения попросту не было. И если бы там, на верху, узнали, что Риана, Седрик и Кир, решили установить и установили жучки, то одним только выговором дело бы не кончилось.

Грулл, грумм? Вы слышали когда-нибудь об этом?? Когда нарочито искажают звуки, делаю их похожим на звериный рык, горловые звуки, раздирающие голосовые связки.

Низкий утробный, искажённый помехами, приглушённый музыкой, был воспринят как очередная составляющая композиции...

-На-ча-ло-сь...

-Ты что-то слышал, Кир? - Седрик даже не прислушивался, и лишь настороженно глянул на подобравшегося напарника.

-Долго объяснять. - Сказал Кир... - ты знаешь, в этой конкретной звуковой дорожке, ладно, ладно, в этом треке... - Кир смотрел на отстранённое лицо Седрика, - хорошо, хорошо, - Кир выставил перед собой ладони, - есть целая разветвлённая сеть взаимосвязанных стилистических жанров музыки, в которые не вписываются подобные приёмы. Это именно тот случай.

Видимо Седрик понял только «музыки» и «не тот случай», но и этого хватило, чтобы снять со спинки стула куртку, при этом опрокинув стул, и громко хлопнув дверью, последовать за Киром.

-Интуиция. - Ответил на невысказанный вопрос Кир.

Перевести дыхание они смогли только, после бешеного темпа, взятого при спуске по лестнице, с верхнего этажа дома, что стоял напротив дома номер 855.

Тёмный силуэт вырисовывался на фоне зашторенного окна, застыв на несколько коротких мгновений, он отделился от массивного «тела» дома, и быстрее ветра... пронёсся над головами оперативников.

Только они не смогли его увидеть, или почувствовать, ни одна из жертв ни могла...

Кир задрал голову верх. Порыв ветра всколыхнул куртку в руке Седрика, он так её и не надел.

-Пошли. - Солнце слепило глаза, а потому Кир сощурился входя в подъезд, перед глазами всё ещё колыхались разноцветные круги. - Ну вот и тут лифт не работает. - Кир стукнул кулаком о стену.

-С чего ты взял, что в 420ой что-то случилось.

-Я же тебе говорил. Предчувствие. Мне не показалось, я что-то слышал, когда...

Разговор плавно затих, ступени исчезали одна за другой под подошвами. Седьмой, восьмой, девятый...

-Стой. Тихо. - Кир жалел, что Седрик не прихватил пистолет, пришлось вперёд идти самому.

На том конце они слышали душераздирающие звуки музыки. Но на лестничной клетке девятого этажа дома номер 855 царила гробовая тишина.

Кир, когда обращался к Седрику, стоял спиной к двери квартиры номер 420. Потому и не видел, как эта дверь открылась. На пороге никого не было. Седрик готов был поклясться...

Кир развернулся и выстрелил...

Коллективные галлюцинации явление довольно редкое...

На пороге, после выстрела Кир увидел силуэт. Худое тело, футболка, висящая, как на скелете-вешалке. Средней длины волосы, джинсы, явно большего, чем требовалось размера, их ткань образовывала складки. Худые руки в карманах джинс...

Отчего, зачем... Кир выстрелил, он не смог бы объяснить. Интуиция, предчувствие...

Силуэт возник и смазанной линией... исчез... чтобы появиться с правого бока Кира...

Белые абрисы глаз. Ни зрачков, ни радужки, только смутные черты лица... и ослепительно-белые пропасти глаз...

Седрик смотрел как оседает тело Кира...

На звуки выстрела никто не вышел... Лестничная клетка осталась пуста...

Громкие звуки музыки слегка приглушённые захлопнувшейся дверью...

И Седрик, он всё так же сжимал кожаную куртку... из кармана которой тоскливо помигивая экранчиком, выглядывал телефон... последняя сенсорная модель смартфона... пальцы Седрика сжались и...

Нога обутая в кроссовок наступила на руку Седрика, подросток взял телефон и не глядя положил его в задний карман, мешковатых джинс, что были явно больше на несколько размеров, чем было нужно...