Отрывок 1 Охотники за временем

Судьбы порой переплетаются в странный, не понятный с первого взгляда узор. Так она свела абсолютно разных людей, из разных городов и стран, из разных часовых поясов, вместе. Ханна — уроженка жарких стран. Виктория — дочь полярных ветров. Джошуа — сын морского прибоя. Инокентий — дитя окраин и городских трущоб. Они ещё не знают друг друга. Но судьба уже связала их воедино незримыми нитями вместе. Такие разные, такие уникальные, неповторимые личности. И всё же, у них есть одна общая черта. Им не хватает времени...

10:30 Аэропорт «Симферополь».

Кто-то умеет опаздывать вовремя.

-Посторонись! Расступись народ! Я не могу опоздать, не сегодня, не сейчас! - Расталкивая неповоротливую ленивую толпу Инокентий Рычков, для друзей просто Инок, для очень близких и родных — Инь, деликатно, по возможности, отстраняя наиболее медлительных в стороны, спешил так,словно за ним гнались, если не черти, то свора собак, что как ни крути, ни в первом случае, ни во втором, не располагало к долгим раздумьям и фамильярностям. Хочешь успеть? Торопись! - Люди, люди! Ну же! Дайте человеку пройти! - Но толпа оставалась равнодушна, и казалось стала переваливаться из угла в угол аэропорта еще медленнее, к тому же целая стайка туристов, ярким и пёстрым клином ворвавшаяся в неторопливый поток, дала понять — цель отодвигается и становиться недостижимой с каждой потерянной секундой.

С другого конца аэропорта, по трапу спускалась, поглядывая нет ли поблизости такси, или кого из встречающих, кто может подбросить до нужного места одинокую, от природы стройную, темнокожую, во всех отношениях милую и приятную женщину. Правда с каждой ступенькой, что исчезала под ярко красными каблучками, настроение шло на спад, и Ханна Йорс, готова была признаться в том, что неизменная удача, ей изменила. Кругом ни одного свободного транспортного средства. А времени так мало. Справа — встречают дипломата, что толкнул её плечом в проходе самолёта. Толкнул и даже не думал проворчать хоть что-то, совсем не дипломатично! Слева — семья, у них как всегда не останется места, из-за многочисленного багажа, и оравы детишек. Прямо — одинокий мужчина. Вежливо кивает, и кого-то ждёт. Странно, почти все пассажиры вышли. Нельзя упускать такой шанс! Времени в обрез!

Виктория Смирнова с тоской смотрела на часы. Ну конечно именно сейчас, именно сегодня! В обычно безлюдном аэропорту просто не продохнуть! Андрей не пришел, придётся добираться своим ходом.

-Эй! Смотри куда... - водоворот тел ко всем относиться с одинаковым высокомерием и пренебрежением, и считает, что раз ты не его часть, то скоро ею станешь! Таков закон водоворота! Виктория которая старалась из всех сил остаться незамеченный этим людским зверем, оказалась втянута в самую гущу. Её несло прямо на пёструю неугомонную стайку туристов. - Отвали. Руки убрал! - И без того скверное настроение, стремилось в абсолютный нуль, ещё чуть чуть, и она взорвётся, пусть кто попробует пальцем тронуть! Вика понимала всю бессмысленность такой мысли, но время поджимало! Пусть её выведут из этой трясины, эти хмурые парни в униформе! Пусть считают что она ненормальная! Плевать! Скорее! Скорее выбраться из этой пучины! Чёрт её дёрнул идти через центральный зал...

-Позволите?! - полу-вопрос полу-утверждение, белозубая улыбка, элегантно открытая дверь.

-Вы мне? - Она удивлённо посмотрела на скучающего мужчину, который имел два неоспоримых преимущества. Автомобиль, и второе — он так и не уехал, словно ждал именно её, Ханну Йорс.

-Джошуа. - Ещё одна ослепительная улыбка. Открытая протянутая широкая ладонь.

-Очень приятно. Ханна. Ханна Йорс, - в голове билась мысль: «Удача!», гремели фанфары, и сердце стремилось выпрыгнуть из груди. Ханна не смотря на то что времени почти не осталось, не могла не спросить, - вы кого-то ждёте? Джошуа.

-Вас. - Очередная улыбка, ещё шире предыдущих, и приглашающий жест рукой.

«Туристы, туристы, туристы. Кругом одни туристы.» Вика измученно улыбнулась про себя, и готова была сделать то, что собиралась, а именно — закричать, громко и истошно. А ещё лучше упасть и забиться в судорогах. Её плеча коснулась чья-то рука...

Инь не унывал. Разноцветные, яркие, аляповатые,.. что ж, надо ловить момент. Отчего-то вновь прибывшие всегда полны сил и новых красок, запахов, лишь через некоторое время они сольются с местными аборигенами, и выделяться будут лишь тем, что кто-то будет останавливаться и с широко открытыми глазами и ртом, станет рассматривать величественную статую, которую местные мальчишки уже давно облюбовали, в качестве спортивного снаряда, а пока что галдящая толпа «попугаев» (так их мысленно прозвал Инокентий), превратилась в спасительный таран, идущий напролом сквозь нестройные но плотные ряды зевак. Вклиниться между этим пузатеньким дядечкой, улыбнуться этой цветущей и юной девице, обознаться и по ошибке пожать руку этому благоухающему жизнерадостному юноше... и столкнуться нос к носу с кислой физиономий соотечественницы.

-Простите, вы не подскажите который час? - Инь, забывшись, даже приобнял, чтобы приободрить лимонно настроенную девушку.

«Дурак! У него же часы на руке!» - зло подумала Вика. Но собрав остатки тухлого оптимизма, процедила, скроив гримасу, как от зубной боли (якобы радостную):

-Без четверти одиннадцать.

-Дня или вечера? - Инь не мог видеть, нет, терпения хватало, просто когда встречался(ась), грустная(ый) человек, не важно мужчина или женщина, бабушка, дедушка, ребёнок... А вот грустных детей Инь на дух не переносил.

«Он точно кретин. На слепого не похож» - Настроение однако прекратило падать и угрожающе застыло на отметке минус триста по Цельсию. Вика скорчила еще более угрожающе злобную (оптимистичную и ободряющую улыбку) рожицу и каркнула (мило проворковала):

-Ночи!

-Какие прелестные звёзды. И одна прямо передо мной.

-Что так долго падала?! - зло фыркнула Смирнова.

Инь улыбнулся. Ну надо же, не думал, что эта колючка, внутри окажется хоть и подсохшим, но вполне жизнестойким кактусом. Знаете есть такой вид, который цветёт раз в сто-сто пятьдесят лет.

За окном проносились городские пейзажи. Высотки, подвесные мосты, небоскрёбы, низенькие торговые центры, и совсем теряющиеся кафешки на набережной.

-Скажите. Джошуа. Вы всегда берёте в попутчики милых и красивых девушек? - Ханна оторвалась от созерцания городских «красот», и теперь пристально изучала затылок своего спасителя.

-Не только девушек, но и мальчиков. - Джошуа повернул зеркальце заднего вида так, чтобы Ханна могла увидеть его лицо. Улыбающиеся глаза.

Ханна, сжавшаяся при последних словах, выдохнула. «Шутки. Милые шуточки где-то в районе тазобедренного сустава. А он так и не ответил на вопрос.»

-У меня с некоторых пор появилось одно забавное правило. - Ханна обратилась в слух. - Когда я куда-то опаздываю, то останавливаюсь и иду еще медленнее. Если под рукой моя малышка, - Джошуа ласково погладил руль «Ауди», - то я непременно ищу попутчика. Сегодня. - Джошуа сделал долгую паузу. - Нам повезло.

«Нам» - Ханна уцепилась за это слово. Им в самом деле повезло. Джошуа оказывается ехал именно туда куда направлялась и Ханна. Свою удачу Йорс понимала, а вот в чём повезло Джошуа? В приятном обществе? Скорее всего он счёл за удачу, что на этот раз его пассажиром не стал брюзгливый старик. Видимо так.

-А если...

-Если нам в разные стороны? -Джошуа угадал мысль Ханны, - То сперва я подброшу пассажира. Даже если придётся задержаться на час или два. - Джошуа отчетливо видел как поползла вверх бровь Ханны.

-Я вижу, что для вас потеря времени не смертельна. - Произнесла Ханна, не обращаясь ни к кому конкретно, но Джошуа её расслышал.

-Как говорят у нас на родине. Если тебе суждено быть съеденным аллигатором, крокодилы тебе не страшны. - Джошуа не надолго прервался, перестраиваясь, и тут же без перехода продолжил. - И именно по этому я не посещаю дельфинарии. - В зеркальце заднего вида поймал недоуменный взгляд, выдержал паузу, именно такую которая была необходима, скажи это на пол секунды позже или раньше, эффект был бы не тот. - Вдруг одного из них зовут Данди(1).

-У вас, - Ханна задумалась. - Своеобразное чувство юмора. - Тяжёлое, каменное настроение рассыпалось в прах, сменившись пусть пока маленьким но лучиком солнца. «С ним легко» - но Ханна знала как порой нелегко даётся искреннее чувство тепла и света, что переполняет тебя, и через край выплёскивается, окрашивая серые будни в яркие краски.

-Раз турист, два турист. - Инь пересчитывал казавшийся бесконечным поток вновь прибывших.

-Слушай, да отвяжись наконец от меня. - Вика попыталась слегка оттолкнуть навязчивого попутчика. «Как же всё достало. Встреча отменяется. Что я скажу? Застряла в людской пробке?» - Хватит меня обнимать!

-Я и не собирался. - Лукаво улыбнулся Инь не убирая руку с талии девушки. - А вот и выход!

-Дебил! - Не сдержалась Вика. - Козёл, мне в другую сторону!

-Как в том бородатом анекдоте, да? Студент переводит старушку-божий одуванчик и попадет в травмпункт... - Рычков Инокентий Сергеевич.

Вика опешила, тот самый, Рычков? «Дура, Дура! Дура!!». Виктория осмотрелась, пятачок посреди толпы, ещё бы, кто станет стоять, или даже подходить близко, к этому источающему перегар и запах немытого тела... гражданину, никто, кроме них.

-Извиняюсь. - Вика выпустила пар, подумала, но всё же влепила пощечину. - Смирнова Виктория Юрьевна. Приятно познакомиться. Инокентий Сергеевич. - Внутренний термометр устойчиво показывал плюс триста. «И стоило так торопиться? Вот оно, чудо в перьях.»

-Приятно... - смущенно брякнул Инь, потирая щеку, и осторожно пожимая протянутую узкую ладошку, и отмечая искусную татуировка на руке, опоясывающую кисть, как браслетик.

Они смотрели друг на друга, как два буридановых осла, а потом разразились смехом. Кто-то чопорный оглянулся, и покрутил пальцем у виска. «Не узнал. А она совсем не изменилась. Цыганка.»

-Все мы заложники этикета.

-Он держит нас по швам.

-И нет спасенья от невидимой руки.

-Цензуры и тоски. - Вика улыбнулась. «А он очень даже ничего. Кто бы мог подумать, что из Цапли выйдет такой симпатичный мужчинка».

Инь не смог больше сдерживать нахлынувшие эмоции, и не смотря на вялые попытки отбиться, обхватил и крепко к себе прижал Викторию.

-Цыплёнок.

-Мне кажется, ты раньше называл меня иначе. - Исподлобья глянула Вика, пошевелив пальцами плотно прижатых к телу рук.

-Сколько лет, сколько зим. А чего мы тормозим, нас наверное давно заждались? - Инь ослабил хватку, и Вика смогла вздохнуть свободно:

-Не нас а тебя, ты же у нас теперь птица высокого полёта.

-Ага, не летаем выше первого этажа.

Вика улыбнулась, вспомнив их последнюю встречу. Тогда Инь покинул её весьма своеобразно — выпрыгнул через окно.

-Пошли. Нас ждут великие... - Вику перебил Рычков:

-Горы бумаг до небес. Знаю, знаю. - Инь наконец смог оторваться от давней приятельницы, и скептически осмотрел центральный зал аэропорта. - А знаешь, что?

-Не знаю.

-И не надо... Только держись крепче!

Толпа, сохранявшая хладнокровие и равнодушие, была возмущена и взбудоражена, когда сквозь её стройные ряды, нарушив все мыслимые и немыслимые порядки, нормы приличия, и здравого смысла, содрогнулась и уставилась миллиардами глаз в спины двум взрослым людям, которые словно дети, крепко держась за руки, сломя голову, радостно смеясь бежали так, словно они были одни в огромном центральном зале аэропорта «Симферополь». Стоглазая масса взволновалась, но уже спустя миг и думать забыла о упущенной добыче, и совсем успокоилась и продолжила свой извечный круговорот, не замечая и аккуратно обтекая человека в местами порванной, обшарпанной одежде.

«Перегар, ну как же. А между прочим этот одеколон стоит немало.» Мужчина, которого все дружно приняли за бомжа, поднялся слегка пошатываясь. Достал телефон-раскладушку, в элегантном чёрном корпусе, не трогая ни одну из кнопок, приложил телефон к уху, проговорил что-то, еле шевеля губами, убрал средство связи, повел плечами...

-Элегантность должна быть не заметной. Не должна бросаться в глаза. - То, что все принимали за лохмотья, оказалось весьма дорогостоящим плащом, уникальной конструкции. Сотканный из казалось бы разрозненных кусков материи, он всё же выглядел как единое целое, свободно ниспадая с нешироких плеч мужчины.

Полы плаща взметнулись в стороны, сквозь прорехи в ткани не было видно людей, лишь бескрайнее небо, и далёкий горизонт. Мужчина сделал шаг, оттолкнулся носком от пола... И вот он уже стоит на втором этаже, который выдавался в зал, и нависал над суетной толпой как полукруглый утёс. Плащ соскользнувший с плеч во время ни то шага, ни то прыжка, накрыл собой весь нижний этаж, скрывая под собой всех и вся. Люди не замечали ни мужчину, ни его плаща, который лёг на их головы, и продолжали своё движение, непрерывно колыхая ткань волнами, как бескрайнее человеческое море. Ткань плотно облегала фигуры людей, они застывали на месте, но продолжали идти, скоро весь зал был окутан. Ряды застывших столбиков шли, разговаривали, но не трогались с места. Голоса стали приглушёнными. Шум толпы стих, и стал похож на неровный шепот и шелест трав. Столбики колыхались, истончались...

-Прекрасный вид. Впрочем как и всегда.

Мужчина обернулся, к нему шёл, столь же странный субъект, как и он сам.

-Время не ждёт.

-А что есть время? - не стал отвечать как полагается субъект. - Сегодня у тебя оно есть и ты захлёбываешься в потоке нескончаемых секунд, а завтра, у тебя его нет и ты задыхаешься, стараясь урвать хоть секунду. Что. Есть. Время? - субъект вплотную подошёл к обладателю плаща.

-Ты всё такой же бесцеремонный Джошуа.

-Да и ты не изменился Инь. Всё следишь за тем, чтобы твоя судьба не изменилась. Тебе так нравиться управлять...

Инь поднял руку, останавливая собеседника:

-Не управлять. А направлять.

-Не вижу разницы.

-В этом мы и отличаемся, ровно так же, как Ханна и Виктория.

-Перестань Инь, отбрось всё что было, всё прошлое, наши имена. Наслаждайся настоящим. Пока не поздно. - Субъект посмотрел вниз, с его руки сорвалась капля, упала всколыхнув ткань времени...

И фигуры нехотя, освобождались от воздействия покрова, ворочались как сомнамбулы. Ткань плаща истончалась, рвалась. Вместе с движением к толпе вернулся и её непрерывны гул и шум голосов.

-Время не пёс. Оно не ждёт хозяина.

Инь хотел возразить, но субъекта уже не было. Инь задумчиво смотрел вниз, на пёструю, радующую глаз как и раньше, такую равнодушную, такую отзывчивую, такую разную, и такую одинаковую толпу, и отбросил мысль, что когда-то и он был частью этого водоворота.

-Приехали. - Джошуа одарил Ханну очередной улыбкой.

«Сколько же у него их? Каждая выражает что-то своё. И каждый раз его улыбка такая... неодинаковая, и хочется увидеть её ещё раз, но...». Ханна стряхнула задумчивость, приняла элегантно поданную руку. Выбралась из салона. И с трепетом посмотрела на величественного вида здание, к которому они приехали.

-Я... я... - сбилась Ханна.

-Привыкнешь. Не такое оно и не необыкновенное. Здание как здание. Стены, пол, потолок. И милые секретарши, готовые вцепиться в тебя, как церберы. - Ханна не видела лица Джошуа. Улыбки на нём не было.

-Ты... мы...

-Брось. Нет смысла обращаться на «вы». Скоро сама поймёшь.

И Ханна поняла, довольно скоро, во всяком случае быстрее чем ей хотелось бы этого.

-Скотина. Сволочь! Мерзавец!! - Из двустворчатых дверей выбежала растрёпанная девица, подол её коротко платья был некультурно задран, и разорван.

«Всё понятно без слов.»

Девица чуть не сбила с ног Ханну, налетев как...

-Ты в порядке? - Ханна участливо и осторожно прикоснулась к плечу...

Девица встрепенулась, и не пытаясь поправить съехавшую бретельку резко выпалила:

-Добро пожаловать. Вас ждут. - Тут она заметила, что Ханна обладает матово шоколадной кожей, и на фоне неё, бледная как поганка девица, со следами загара, выглядит как... - Следуйте за мной. - Растрёпанная девица хмыкнула, еще раз дёрнула плечом, от чего бретелька окончательно упала, и высоко задрав голову направилась к двери.

«Милое местечко.» Про себя подумала Ханна. «А с виду всё выглядит куда, как более чем солидно.» Ханна бросила взгляд на огромные окна, от пола до потолка, что сплошь покрывали фасад здание, образую стекольно-зеркальный панцирь.

«Что она о себе возомнила? Много ли она знает?» Зло думала девица, провожая гостью в фойе.

-Матвей. Не смей скалиться! Я тебе! - Девица подскочила к охраннику, что стоял за столом консьержа, и сквозь зубы смеялся.

-Тише! Тише. А то наши гости подумают, что мы, что я тебя... - Матвей не удержался, увидев растрёпанную девицу, и рассмеялся в голос. - Ирка, ох Ирка...

Ирка дала затрещину охраннику, её щеки пылали:

-Назло тебе! Прохожу так весь день! И ты сдохнешь от смеха. - И процедила сквозь зубы. - Скотина.

Ханна старалась сохранять спокойствие, но, вид вихляющих ягодиц, которые были видны в разрыве ткани, её несколько смутил. Ханна дождалась пока Ирка удалиться, и осторожно спросила у не унимающегося охранника.

-Вы с...

-Я с Иркой? Ни в жизни! - Матвей отсмеялся, но скабрезная улыбка, готовая перейти в новый неконтролируемый приступ смеха, то и дело мелькала на его веснушчатом лице. - Турникет заело. А вы наверняка знаете, что ткань теперь не то что прежде, пальцем ткнешь — порвётся. - Матвей сдержался, от смеха, и безуспешно стараясь придать себе более солидный вид, спросил — А вы собственно... посетитель, клиент?

-Ни то и не другое. Матвей. Ещё одна выходка и...

«Я думала он просто водитель, а говорит таким тоном...» Ханна развеяла все представления которые строила о своем новом месте работы. И поспешно составила новое. «Скучно не будет.»

-Ты будешь обязан взять её в жёны.

«Да, парни на своей волне» Ханна недоуменно смотрела то на буквально корчащегося в судорогах Матвея, то на ухмыляющегося Джошуа.

-С-с-стой, - из под стола пролаял Матвей. - Я просто обязан... узнать... - связанная речь вернулась еще не скоро, но из отрывков удалось понять: «Кто с тобой, и отметь пожалуйста своё прибытие в регистрационной книге. Возьми пропуск, и для неё тоже»

По крайней мере, так растолковала, перемежающиеся хохотом, обрывки слов Ханна.

-Козёл! Козёл. Ко-з! Ёл! - Ира стаскивала платье и облачалась в ненавистный брючный костюм служащей. - Проверяет он двери! Как же! А я... Ему это с рук не сойдёт. - Наклеив дежурную улыбку Ира расправила складки на костюме, выдохнула, и вышла из подсобки.

-Чёрт... Ир-р-ра! - Пристукнутый дверью Александр потирал переносицу.

Ирка потупила взгляд, рассматривая кафельные плиты.

-Джошуа уже вернулся?

-Да он внизу с очередной... дамой, - в одно слово Ирина умудрилась вложить всё что она думает о негритянке.

Александр в последний раз потёр переносицу, поправил воротник пиджака, и словно это не его чуть не прибили дверью, направился встречать гостей.

-Хм...

-Ты что-то сказала?

Ира вздрогнула. «Слова поперёк не скажи.»

-Так мы опаздываем или нет? - Инь смотрел на шелковистые волосы Вики.

После «побега» из аэропорта они уединились в одной из многочисленных кафешек, а затем махнув на всё рукой, отправились на съёмную квартиру, но не дошли до верхнего этажа. Скрылись от через чур любопытных глаз в подвале.

-Для этого никогда не поздно.

-Так значит мы никуда не торопимся?

-Мы слишком долго не виделись.

Их глаза сияли в темноте, наспех сорванная одежда уже давно была разбросана по небольшому затхлому помещению.

-Ты не спросишь, есть ли кто у меня?

-Зачем? Я и так знаю, что кроме меня у тебя никого нет.

Их приглушённые голоса сплелись, как и тела.

-Расскажи, нет лучше молчи...

Не возможно было понять, где заканчивается и где начинается их долгая связь. Быть может в далёком детстве? Когда они впервые увидели друг друга? А может, словно ворованные прерывистые поцелуи в средней школе? Или тот день когда Инь, слинял через окно и они не виделись так... долго...

-Стыд то какой!

Ни Вика ни Инокентий не смогли понять, что произошло раньше, с щелчком и потрескиванием загорелась лампочка болтающаяся под потолком, или их заметили в свете приоткрытой двери, или сперва прозвучал скрежещущий, слегка каркающий голос пожилой соседки Вики? И что ей понадобилось в подвале? Может привлёк шорох? С возрастом слух обостряется когда не на надо, но люди в возрасте остаются глухи, когда орёшь прямо в ухо. Парадокс старости.

-Я в вашем возрасте. - прошамкали сверху.

-Галина Васильевна, я в курсе, по тем фотографиям, что вы показывали, что вы вытворяли вещи, которые не может себе представить нынешняя молодёжь. - Вика даже не повернула головы, в отличии от Инокентия, залившегося краской как школьник которого поймали с сигаретой директор и родители разом.

-И то правда. - Бабулька и не думала уходить, видимо предавшись воспоминаниям, застыла у косяка.

-Галина Васильевна. - Мягко вернула к действительности соседку Вика. - Не смущайте молодого человека.

Инокентий кожей почувствовал, что старушка улыбнулась, той всезнающей улыбкой, что одаривают молодежь знающие жизнь старики, и помещение медленно погрузилось во мрак. Но, наверное только через минут десять раздались удаляющиеся шаги.

Вика хихикнула и притянула к себя Инока.